Под Ржевом и ночью, и днем не смолкали сраженья…


У моих деда и бабушки было 12 детей. Чтобы прокормить такую большую семью, в хозяйстве была лошадь, две коровы, овцы, куры. Первые дети в семье появились в начале прошлого века. Пётр совсем молодым парнем ушел на Гражданскую войну и погиб в разведке. А в Великую Отечественную войну на фронте были уже три сына: Иван, Александр и Зосим.

Иван с Зосимом, оправившись от ран, вернулись с войны. А вот Александр погиб. Дядя Ваня работал в деревне Ипатово в колхозе. Он был мастером на все руки – столяр, плотник, кузнец, печник, стекольщик, тракторист... Даже гармошки сам делал. А Зосим в деревне побыл недолго. В начале 50-х годов прошлого века бывший фронтовик стал начальником милиции в Микуне. Пожил он там лет 15. На школьных каникулах я частенько ездил туда. О войне Зосим говорил неохотно. Только однажды дал мне потрогать свою голову, а там не было куска черепа, и кожица наверху слегка пульсировала – последствия тяжелого ранения. А вскоре он уехал в Краснодарский край, там женился и больше на малую родину не приезжал...

А вот со вторым моим родственником, Иваном Павловичем Выборовым, я общался часто. Он был двоюродным братом моей мамы. Военная биография Ивана Павловича более чем богатая.

Пацаном он уехал из деревни учиться на кузнеца в Айкино, откуда его и призвали служить в армию. Но ковать железо ему не пришлось. После службы Ивана сразу направили в военно-политическое училище в Ленинграде. По окончании его был назначен заместителем начальника училища по политчасти. В 1942 году  в звании майора направлен в Чебоксары для формирования дивизии. Иван Павлович прошел весь боевой путь в 139-ой  стрелковой дивизии, вначале в должности комиссара дивизии, а затем – начальника политотдела. И вот что он мне рассказал в один из наших встреч.

...В первых же боях под Ржевом полегло две трети дивизии, а это – более шести тысяч бойцов.

А это я нашел в Интернете из воспоминаний участников тех боев:

«Летняя Ржевско-Сычёвская операция была единственной наступательной операцией Красной армии на фронте в августе 1942 года. За время летних боев разбито шесть вражеских дивизий. Немцы потеряли 45 тысяч солдат и офицеров, сотни танков, орудий, самолетов.

Ржевская битва стала бойней, и Ржев стал центром этой бойни. Город был стерт с лица земли. Сплошные развалины, груды кирпичей, щебня, исковерканного железа, обгоревшие остовы зданий – это все, что осталось от некогда цветущего волжского города. На полсотни километров вокруг Ржева была мертвая пустота».

Вот как описывает моменты наступления ветеран Ржевской битвы П.А. Михин:

«…Мы наступали на Ржев по трупным полям. В ходе ржевских боев появилось много «долин смерти» и «рощ смерти». Не побывавшему там трудно вообразить, что такое смердящее под летним солнцем месиво, состоящее из тысяч человеческих тел. Лето, жара, безветрие, а впереди – вот такая «долина смерти». Она хорошо просматривается и простреливается немцами. Ни миновать, ни обойти ее нет никакой возможности: по ней проложен телефонный кабель – он перебит, и его во что бы то ни стало надо быстро соединить. Ползешь по трупам, а они навалены в три слоя, распухли, испускают тошнотворный  запах разложения человеческих тел. Этот смрад неподвижно висит над «долиной». Разрыв снаряда загоняет тебя под трупы, почва содрогается, трупы сваливаются на тебя. Но вот пролетели осколки, ты вскакиваешь, отряхиваешься и снова – вперед…».

Известный советский писатель Илья Эренбург, побывавший на всех фронтах Великой Отечественной войны как военный корреспондент, на вопрос, что больше всего запомнилось ему из четырех лет войны, ответил: «Ржев. Люди говорили – «мясорубка», газеты писали о «боевой выручке», а чтобы выразить это на человеческом языке – нет слов».

Под Ржевом и ночью, и днем не смолкали сраженья,

А враг был одет и обут, и силен, и жесток.

Под Ржевом сжималось, сжималось кольцо окруженья,

И наши от пуль и от голода падали с ног…

А еще мой родственник поведал, что песня «На безымянной высоте» написана про солдат его дивизии. В сентябре 1943 года на высоте у деревни Рубежанка Калужской области насмерть стояли 18 солдат 718-го полка 139-й стрелковой дивизии против примерно 500 пехотинцев Вермахта. В живых остались двое – сержант Константин Власов и красноармеец Герасим Лапин. Раненые и контуженые, они чудом спаслись – Власов попал в плен, оттуда бежал к партизанам; Лапин был найден нашими наступающими бойцами среди трупов, пришел в себя, оправился от ран и вновь воевал в составе 139-й дивизии.

Все участники боя, включая Лапина (на тот момент считавшегося погибшим), были представлены к присвоению званий Герой Советского Союза, но награждены орденами Отечественной войны 1-й степени.

С войны Иван Павлович Выборов вернулся в звании полковника, жил в Сыктывкаре, работал в пассажирском автотранспортном предприятии и часто ходил читать лекции в местную воинскую часть. Он награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны.

В День Победы с портретами своих родственников-фронтовиков я пройду в колонне Бессмертного полка.

Юрий РОГОВ.


Комментарии (0)


Добавить комментарий





Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Тэги