Сыктывдин мастеровой

Недавно в Коми впервые прошел межрегиональный фестиваль гончарного мастерства. И принял его Сыктывдинский район на площадке Дома народных ремесел «Зарань».


В свете этого события начинаем цикл публикаций, кропотливо и со вкусом подготовленный народным мастером России Валерием Тороповым, - о гончарном производстве в Выльгорте.

Когда здесь появилось гончарное ремесло, старожилы не помнят. Знают только, что гырнычами, крынчами, латками, мисками не один век пользовались и что за глиной в соседние селения не ездили. А иные считают, что в Выльгорте к ремеслу гончарному пристрастились с первых лет заселения этого благодатного края. При натуральном ведении хозяйства местному населению приходилось осваивать различные виды промыслов: земледелие, кузнечный, берестяной, охотничий, кожевенный, суконный, гончарный и другие виды домашних ремесел. Глиняная посуда являлась частью натурального хозяйства, так как доступность материала и технология производства позволяли обеспечивать семью необходимой утварью.

Глины, кварцевого песка, образованных осадочными породами, в округе было предостаточно. Этот самый податливый материал, которому выльгортские поселенцы изначально нашли применение, прижился в селе и распространен до сегодняшнего дня. Технология приготовления глиняной массы и изготовления гончарных изделий выльгортскими гончарами не менялась до 1938 года. Потомственный гончар Михаил Степанович Налимов вспоминал: «Каждый гончар для себя глину готовил. На пол песку, золы насыплет. Потом достанет глины, сколько надо на день, да на дощатый пол ее родимую. Обувку скинет и босыми ногами мять, топтать сырье в блин. Камушки-комочки, что ногой почувствует, выберет, а затем глиняный блин свернет в рулон и снова глину разминать - пока готовой к формовке не будет. Бывало, мы глину впрок готовили и в рулонах держали до следующего дня под мокрыми тряпками».

Собрать, слепить воедино историю выльгортского гончарного промысла оказалось непросто. Сегодня мы еще слышим рассказы коренного населения о старых гончарах, но многое уже забыто. Утрачен древний рецепт глиняной массы и ангоба, забыта техника налепа…  Люди не помнят имен, фамилий многих мастеров того времени.

Гырнич и черилатка

В XVIII-ХIХ веках  экономика Коми края, по сравнению с другими районами России, была крайне отсталой, мелкотоварное и керамическое производство – не на высоком уровне. Об отсутствии или частичной работе ремесленников «на рынок» рассказывают скупые архивные справки. Промыслы являлись домашним крестьянским делом – для нужд собственного хозяйства. Иногда производился товар для узкого круга потребителей из близлежащих районов. С середины XIX века прослойка ремесленников увеличилась – гончарство и некоторые другие виды производства становились специальным занятием. Вот данные о наличии глиняной посуды на Георгиевской ярмарке в Усть–Сысольске в 1876 году. Торгующих было 50 человек, из них местных – 35, приезжих – 15. Посуды глиняной, деревянной привезено на 500 рублей, продано на 300 рублей.

По сведениям Национального архива Коми, значительный прирост мелких крестьянских промыслов пришелся на конец XIX века. Старожилы Выльгорта утверждали, что в начале ХХ столетия каждый второй житель села был мастером, профессионально владеющим тем или иным ремеслом. Этнограф Aлексей Мартюшев в своих исследованиях начала 1900-х годов приводит количество занимающихся гончарным ремеслом – 12 человек.

Из глины делали миски, сосуды-корчаги до 30-40 см в диаметре для хранения воды и пива, рок гырнич – посуду средних размеров для варки каши, йов гырныч ­­­– молочные горшки, сюра гырныч – рогатые сосуды для вытопки масла, черилатка – сковороды для приготовления рыбы. Глиняной посудой дорожили и для сохранности оплетали берестой. Производили также и многочисленные латки и тасьти – небольшие уплощенной формы плошки и миски для жарения мяса, картофеля, растапливания масла и жира, форма плошек была нередко овальной с вытянутым носиком-лейкой. Делали и глиняные светильники

Мужское дело

Приспособлением для лепки служил вращающийся деревянный диск, гончар по ходу работы поворачивал его рукой. Этот метод формовки напоминал работу скульптора и не отличался производительностью. Лепили вручную дно, а затем по краям этой лепешки наращивали стенки – накладывали глиняный жгут. В глину вводили дресву (обожженный толченый камень из печи-каменки) и  кварц, препятствующей «оседанию» необожженного сосуда. Лепная посуда была довольно грубая, несколько расширяющаяся к устью, синевато-серого – «черного» – цвета, почти без орнамента – очень редко по поверхности плошек и мисок проводили бордюрчик в виде одной или нескольких волнистых линий.

В исследованиях о гончарном производстве на территории Коми отмечается, что во всех районах преобладало женское ручное производство в технике ленточно-жгутового налепа. В Выльгорте было иначе. Гончарили обычно мужчины, они нередко уходили на заработки в соседние волости вверх по Вычегде и, переходя из деревни в деревню, обслуживали своих заказчиков. Бывало, мастера брали с собой готовые изделия и меняли их на рожь и ячмень, причем получали зерна столько, сколько вмещала обмениваемая посуда.

 

Обжигали посуду в примитивном горне, который устраивался в специальном помещении. Ремесленники делали обливную посуду, обмазывая ее перед обжигом свинцовой краской — смесью сурика с водой. Этот порошкообразный состав наносили мочальной кисточкой, при этом сурик должен был лечь ровным слоем, в противном случае горшок при обжиге разваливался. Обливная посуда была дороже «черной».

Отделывали керамику древним и простым способом – томлением, то есть обжигали в сильно коптящем пламени при медленном остывании в плотно замазанном горне. В домашних условиях – в русской печи. Когда горшок раскалялся докрасна, его погружали в заранее приготовленную опару (раствор муки, обваренной кипятком), молоко, простоквашу или квас. Наполнив горшок до краев этой жидкостью и плотно закрыв, его ставили в печь и держали там до выкипания всей жидкость. После такой закалки сосуд получал необходимую прочность. При наличии в хозяйстве свинца готовили «поливу» для глазуровки керамики, как правило, бесцветную.

Редкие экземпляры

Наибольшее развитие гончарный промысел в Выльгорте получил в 1920-е годы. Советское правительство предоставляло кустарям государственный кредит, поощряло их кооперирование. За пять лет в области Коми количество кустарных предприятий различных отраслей, учтенных в статистических документах, увеличилось  с 848 до 3560, а количество   занятых кустарей  –  с 3229  до 4953!

В Выльгорте получили распространение: изготовление одежды и обуви (Ляпыд и Сорма), глиняной посуды (Вичкодор), обработка дерева (Якощ), металла (Ветьовгрезд). Это были мелкие предприятия кустарей-одиночек.

По данным историка Игоря Жеребцова, первая гончарная артель в селе была организована в 1920 году, а по материалу республиканской газеты «Красное знамя», гончары-кустари объединились в артель в 1935-м. Несовпадение дат можно объяснить редкостью документов и свидетельств того периода.

Мало, очень мало сохранилось и гончарных изделий тех времен. Их отдельные экземпляры можно увидеть только в музеях и частных коллекциях любителей старины.

В 1983 году в каком-то  учреждении Выльгорта (или Сыктывкара, точно не помню) я случайно увидел несколько таких сосудов. Меня поразило мастерство их авторов, особенно впечатлила двухведерная корчага в технике налепа. Почерневшая, с проблесками охристой глины и зеленоватыми пятнами окиси меди под потускневшей поливой, она не потеряла первозданной прелести. По верхнему краю тулова был ритмично нанесен несложный геометрический орнамент. Каким нужно было владеть мастерством и терпением, чтобы сотворить данный образец, ведь его стенки были очень тонки для данной техники и тщательно заглажены. Правда, кое-где проступали еле видимые линии полосок между жгутами.

Прошлое осталось

У выльгортских крестьян-гончаров практиковался совместный труд при обжиге керамических изделий. Михаил Налимов рассказывал:

– Гончарили около пятнадцати дворов. Отдельные печи имели немногие, все больше сооружали на два-четыре двора одну печь для обжига. Промысел являлся подспорьем, лишним заработком для крестьянина. В семьях производили керамику в основном пожилые. Молодежь хоть и занималась с увлечением, но не видела перспективы. Совместная гончарная мастерская артели в те годы находилась на территории современной фабрики валяной обуви. Потом, когда за деревней Захаровкой на территории Выльгортского лесопункта в 1964 году построили кирпичный цех, ее туда перевели.

- Михаил Степанович, а почему мастерская к лесопункту была прикреплена? Производства совершенно разные – керамика и дерево.

- Все просто. Дрова – это обжиг. Это сейчас его электричеством ведут, а раньше без хороших березовых дров глины было не обжечь. Лесопункт раньше к Выльгортскому лестничеству относился, контора которого в центре села была, остановка «Лесхоз». Вот только название от прошлого и осталось...

 


Комментарии (0)


Добавить комментарий





Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий: