Блокадная симфония


Настоятель прихода святого мученика Евфимия Кочева в Выльгорте иерей Димитрий Хрусталев предоставил «Нашей жизни» любопытный рассказ. Не так давно страна отмечала 75-летие освобождения от блокады Ленинграда. Отец Димитрий поведал, что был знаком с одним из тех героев, кто защищал осажденный город на Неве и сумел отразить некоторые эпизоды жизни в своих очерках. «Это педагог, писатель, краевед Александр Иванович Щанов, к сожалению, ушедший в мир иной в 2012 году. Он являлся прихожанином нашего храма. Кстати, был женат на уроженке Сыктывдина из деревни Парчега – Нине Георгиевне Бессоновой. Там у семьи был дачный участок, куда они приезжали летом. Сейчас готовится к изданию книга фронтовика «Дорога жизни», в которую входит и «Блокадная симфония»», – рассказал настоятель прихода. Предлагаем вашему вниманию этот замечательный рассказ. Одним из важнейших сражений Великой Отечественной и всей Второй мировой войны оставалась легендарная битва за Ленинград. Вцепившись мертвой хваткой друг другу в горло, более миллиона воинов с обеих сторон давили и душили, стреляли, кололи и резали. Бойцы Ленинградского и Волховского фронтов, Балтийского флота прочно сковали и перемалывали десятки немецко-фашистских дивизий, нужных Гитлеру под Москвой и Сталинградом.

Вооруженные до зубов, наглые и коварные, осатаневшие полчища группы армий «Север» фельдмаршала фон Лееба и генерала фон Кюхлера ни массированными концентрическими ударами, ни штурмами, ни варварскими бомбардировками и артобстрелом города, ни даже костлявой рукой голода не смогли поставить на колени «упрямый» Ленинград.

Город жил, трудился и сражался. Рвал железное кольцо блокады. Великая сила духа нашего народа и армии порождали всепобеждающую энергию и волю к победе.

…Позади первая, самая тяжелая блокадная зима 1941-1942-го, унесшая 600 тысяч жизней ленинградцев. Хотя положение города заметно улучшилось к лету сорок второго, но оставалось тяжелым вплоть до прорыва блокады в январе сорок третьего. Работая с предельной нагрузкой под бомбежками и обстрелом врага, «Дорога жизни» не могла обеспечить город, Ленфронт, Балтфлот продовольствием. Голод продолжал терзать людей.

Враг наращивал силы. Готовил решительный штурм города. Для обстрела фашисты перетащили с Запада крепостные орудия с диаметром ствола 500 и более миллиметров. Фюрер готовил химическую атаку. Участники обороны Ленинграда помнят, видимо, как летом сорок второго всем выдали противогазы и флаконы с противоипритной жидкостью. Говорили позже, что Лондон пригрозил Гитлеру массированными бомбардировками городов, это охладило фюрера.

Гитлер, вермахт были уверены в близком падении города. Командующий группой армий «Север» фон Кюхлер ждал, что вот-вот руководители Ленин- града и командующие фронтом, низко поклонившись, преподнесут ему на золотом подносе символические ключи от вымирающего города.

Как бы в ответ в воскресенье 9 августа сорок второго в Ленинграде раздались оптимистические всепобеждающие мелодии Седьмой «Ленинградской» симфонии Дмитрия Шостаковича. Это был 355-й день блокады. Некоторым из нас, в том числе и мне, посчастливилось послушать трансляцию музыки великого композитора в штабе батальона из старого видавшего виды приемника. С гордостью за наш народ, несломленный дух сражающегося, непокоренного Ленинграда мы передавали чувство близкой победы над врагом воинам. Вскоре с новым пополнением прибыли в дивизию офицеры – слушатели симфонического концерта. Вот что они рассказали.

…Большой зал филармонии на Малой Садовой был переполнен ленинградцами, одетыми во все лучшее, военными. Карл Ильич Элиасберг взмахнул дирижерской палочкой – и полилась божественная музыка. Зал замер. Величественная тема Родины, на которую черной вороньей стаей налетели вороги, патетический реквием павшим героям, мелодии, вселяющие уверенность в скорой победе, глубоко запали в сердце каждого, кто был в зале в тот вечер. Слушатели забыли о войне, блокаде. Им казалось, что силы разума и человеческого добра победили и война уже позади. Измученные ленинградцы снова почувствовали себя в красивейшем довоенном городе.

Последний взмах палочки дирижера – и оркестр умолк. Загипнотизированные музыкой, люди сидели не шелохнувшись, словно прикованные к сиденьям. Но вот переполненный зал взорвался аплодисментами. Когда все затихло, солдат и матрос неторопливо подошли к авансцене и молча положили две консервные банки и две буханки хлеба.

За те восемьдесят минут, пока звучала чарующая музыка великого композитора, ни один вражеский снаряд не взорвался в городе, ни один фашистский стервятник с черными крестами на крыльях не прорвался в ленинградское небо. По приказу командующего фронтом Л.А. Говорова хорошо поработали наши дальнобойные пушки и орудия главного калибра морских кораблей Балтфлота. Они исполняли свою контрбатарейную «огненную» симфонию.

Уже после войны на встречах однополчан в Ленинграде знаменитый руководитель и дирижер симфонического оркестра Карл Ильич Элиасберг рассказывал, что «оркестранты (почти 80 человек – восемь валторн, шесть труб, шесть тромбонов и т.д.) в сорок втором играли с таким воодушевлением, с таким подъемом, как никогда». После войны так играть не удавалось. А ведь музыканты, в концертных фраках и белых воротничках, выбритые до синевы, были так слабы, что дирижер не был уверен, удержатся ли они на стульях, и некоторых хотели даже подстраховать.

– В пятидесятые годы, – рассказывал Карл Ильич, – в Ленинграде проходил международный форум музыкантов. По завершении участники собрались на банкет в ресторане «Астория» — том самом, где в августе сорок первого немецким командованием был запланирован «банкет победителей». Подходят ко мне два солидных немца-музыканта. В притихшем зале один обращается ко мне: «Да... В сорок втором мы были офицерами одной из дивизий, блокировавших Ленинград. Мы, немцы, народ музыкальный, затаив дыхание слушали великое творение Шостаковича. Мы были шокированы. Многих оно повергло в оцепенение. Как мог умирающий город создать такую музыку и с таким неслыханным мастерством и вдохновением исполнить ее? Симфония подавляла все злое, она была пронизана оптимизмом, уверенностью в вашей победе. И в нас осела бацилла неверия в успех: а возможно ли победить такой народ?»

 

Это были те самые немцы, которые в сорок втором стояли на Вороньей горе и варварски обстреливали непокоренный Ленинград.

О концерте заранее не оповещали, в пригласительных билетах не были проставлены ни дата, ни время – по соображениям безопасности, но симфонию слушал весь Ленинград. Слушали ее и далеко за пределами неприступного города. Музыка великого композитора воспринималась как важнейшая духовная победа ленинградцев над жестоким и коварным врагом. Она вдохнула новые силы в защитников непобедимого города на Неве.

Стойкость, античное мужество и воля к победе ленинградцев, бессмертный подвиг участников легендарной битвы за наш Ленинград и сегодня ошеломляют человечество.

«Их победа, – писала газета «Нью-Йорк таймс» в феврале 1944-го, – будет записана в анналы истории как своего рода героический миф... Ленинград воплощает непобедимый дух народа России». Хорошо сказано.

Александр ЩАНОВ, участник Великой Отечественной войны.

Фото из открытых источников.


Комментарии (0)


Добавить комментарий





Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий: